94 дня борьбы за жизнь – Командная победа

Один пациент. 94 дня напряженной борьбы. Слаженная командная работа большого коллектива медиков. Профессионализм врачей. Рыцарские качества пациента. Понимание и поддержка родных и близких.

Виктория КОКОРИНА:

- В 2019 году Максиму сделали операцию по трансплантации сердца. Мы очень обрадовались – ситуация была чрезвычайно критической. И хорошо, что рядом постоянно находился Денис Петрович (Дудин), потому что именно он, действительно, раз шесть вытягивал мужа  с  того света. И когда нас пригласили в Минск на операцию, я буквально забрала Дениса Петровича из кардиореанимации, и мы на следующий день уехали на трансплантацию. Все было успешно.

Но, к сожалению, этот 20-й год ничего хорошего нам не принес. Мы попали в эту печальную статистику с коронавирусом. Поскольку наблюдались мы в Киеве в Институте сердца, то сразу же обратились туда. Они всегда нас выручали и никогда отказа не было. Но на этот раз сложилась такая ситуация, что принять они нас просто не могли. Созванивались несколько раз, они - настоящие профессионалы реально готовы были помочь, но, принимая во внимание все обстоятельства, решали как будет лучше. Сказали: ни в коем случае не держите его дома. Семейный врач тоже сказал: кладите его в наш госпиталь. Очень боялись. Начитались, наслушались всякого. И хорошо, что у нас в Бердянске есть такие же профессионалы и такой же квалифицированный медперсонал. Опять нашим спасителем стал Денис Петрович. Сразу спокойно выдохнули, когда поняли, что Максим в надежных руках. Хотя даже представить не могли, какой масштаб будет всего предстоящего.

Медики нас сразу сказали: забирайте его отсюда, это не наш уровень. Но даже это предупреждение только еще больше мобилизовало сделать все возможное и даже невозможное. Обзвонили всех, опробовали разные варианты, учли возможные трудности с транспортировкой. Успокоились и решили все-таки оставаться с нашими врачами. Поддержала Тамара Александровна Олейникова, огромное ей спасибо. Она еще раньше помогала контактировать с запорожскими трансплантологами, которые нас консультировали по многим вопросам, и в этой непростой ситуации как-то зарядила своей уверенностью и готовностью работать в тандеме с Денисом Петровичем. Дмитрий Владимирович Eгоров постоянно был на связи, старался поддержать, посоветовать.

Но для меня все держалось на Денисе Петровиче. Он, какой бы не был уставший, всегда находил силы выходить к 10 часам к людям. У нас всегда возле входа в госпиталь стояла очередь родственников больных. И Денис Петрович с каждым общался. Читала негативные комментарии в соцсетях – вранье это. Он разговаривал с каждым, отвечал на все вопросы. Неизменно спокойно, по-человечески, не повышая тона. Мы такое только в Киеве встречали.

И так – три месяца. Максима положили 9 сентября, а выписали 10 декабря. Мне сложно оценить все, что сделали врачи. Иногда Денис Петрович выходил и говорил: я не знаю, что вам сказать, балансируем на грани жизни и смерти. Он опускал глаза, а я понимала – ну что я дальше спрошу. И только говорила: «Денис Петрович, у вас все получится. Я верю в вас». Поговорим вот так и расходились. И всегда на связи. В любое время. Если не сможет ответить, он обязательно перезвонит. Складывалось такое впечатление, что у человека нет ни семьи, ни детей.

И вот хочется, чтобы люди, прежде чем писать свои домыслы, гадости всякие, знали специфику поведения пациентов при кислородном голодании, последствия гипоксии, на ИВЛ, до ИВЛ. Ведь поведение больного разительно меняется в таких состояниях. И врачам, медсестрам приходится принимать решения молниеносно, не смотря на постоянное напряжение и усталость. Ведь уже заболели врачи и медсестры именно из этого отделения. Говорила возмущавшимся: вы, дорогие мои, хоть скажите спасибо, что у нас есть такие врачи, и есть у них желание лечить, ухаживать,и естьхорошие результаты. Они ведь точно такие же, как и мы. Вот как на «Титанике» сказал, когда деньги предлагал человек за место в шлюпке: «Эти деньги не спасут ни мен, ни вас». Вот у меня такое ощущение, что мы тогда все были, как на «Титанике». И всем говорила: «Вы только верьте. Хорошие результаты есть. Не обращайте внимание на то, что кто-то где-то пишет. Там работает команда. У них вахта не заканчивается никогда. Там – Денис Петрович, человек добрейшей души и высочайшего профессионализма, у которого запал, энергия и желание лечить не заканчиваются. И главное, что остается душевная теплота, сердечность, внимание и забота». Огромное спасибо его родителям. Ведь это – воспитание, чтобы вырос такой замечательный человек!

С Дмитрием Владимировичем мы познакомились, когда приехали после трансплантации. И с первого общения все складывается отлично. Поражаешься иной раз, что есть такие вот люди с готовностью в любой момент бескорыстно прийти на помощь. Он говорит: это моя профессия. Да, профессия. Но как порой важно, чтобы такой человек оказался в нужном месте в нужное время. И не надо их лишний раз дергать. Зачастую своим вниманием мы им просто мешаем. Они свое дело знают и сделают.

Максим КОКОРИН:

- То, что есть такие люди, как Дмитрий Владимирович и Денис Петрович, - большая удача для нашего города. Тем более возмущала та ложь, на которую иногда способны некоторые люди. Нашим докторам надо при жизни памятник поставить. Причем – всему медперсоналу. Настолько они за каждым ухаживают – медсестры, нянечки. Врачи приходят и днем, и ночью. С каждым побеседуют. Это сколько терпения надо, сколько сил и здоровья надо. Каждому рассказать, порекомендовать. И помочь. Дмитрий Владимирович делал плановый обход отделения, а у меня случился пневмоторакс. Он сходу, не раздумывая, сделал операцию и просто спас меня. И такой случай не один. Мог бы позвать врача, но сам вклинивается в любую проблемную ситуацию. И постоянно их решает. Он постоянно ускоряет все процессы, заботится о людях. Это же он думает за тот кислород, на который молятся теперь все больные и их родные. А у него же не две жизни, и здоровья не больше, чем у всех. А попробуйте ему сказать «спасибо», - глаза опустит и побежал. И слов же не подберешь, чтобы высказать всю благодарность за ту уверенность, что они все сделают, как надо. Как бы ни были заняты. Со мной они сотворили чудо. Они тянули меня и днем и ночью. Можно сказать, нянчились со мной. Меня дышать учили под ИВЛ, как правильно – носом, ртом, как лежать. Нас как-то приучили уже не верить медицине. Но это не то отделение, где можно сомневаться в квалификации и профессионализме медиков. Там надо слушать и помогать. Там человеческое отношение, и все совсем по-другому рассуждают, понимают, что всем тяжело, и вытаскивают.   

Дмитрий ЕГОРОВ:

- Хочу поздравить коллег, пациента и его родственников – мы все вместе справились с чрезвычайно тяжелым случаем. Случаев, когда пациентов с трансплантацией сердца выписывают из стационара с положительным результатом, с выздоровлением, - единицы. Мы когда консультировались с запорожскими коллегами, они сделали срез сообщений в специальной периодике, в медицинской литературе и насчитали всего около пяти случаев в мире, когда пациент с пересаженным сердцем заболел ковидом, и только один случай, когда подобный больной благополучно выписался из стационара.

Наш коллектив, вместе с пациентом, естественно, - потому что это тоже его борьба за свою жизнь, благодаря его рыцарским качествам, при поддержке родственников, вместе, одной командой боролись за жизнь. Такие совместные усилия и обеспечили результат.

Этот пациент пробыл у нас на стационарном лечении больше 90 дней. Он изначально поступал, как тяжелый пациент. Потому что сама по себе трансплантация сердца – уже серьезная диагностика. Состояние пациента требует каждодневного приема большого количества медикаментов, постоянного отслеживания концентрации препаратов в крови, чтобы не было отторжения. Изначально соматически пациент был нездоров, поскольку потребовалась такая серьезнейшая операция. И ко всему он еще и заболел ковидом, попал к нам в госпиталь. И мы всем коллективом боролись за его жизнь.

Непосредственно вел больного Денис Петрович Дудин, заведующий отделением кардиореанимации, один из координаторов ковидного госпиталя.

Денис ДУДИН:

- Больной Кокорин поступил в довольно тяжелом состоянии. И хотя самостоятельно дышал, но уровень содержания кислорода в крови был довольно низким. Поэтому с первого дня была оксигенотерапия. Буквально, спустя несколько дней после госпитализации, состояние усугублялось, и он был переведен на аппаратное дыхание. В течение пяти недель пациент находился на ИВЛ. Длительно боролись за дыхательный объем и содержание кислорода в крови, вообще – за артериальное давление, потому что был на адреналинах. Много нюансов возникало, так как есть специфика лечения пациентов с трансплантацией. Очень много препаратов он получает своих, которые ему прописаны после трансплантации сердца, плюс ряд препаратов, которые были назначены в связи с лечением пневмонии, ковида и прочих осложнений.

Слава Богу, удалось постепенно перейти от принудительной к вспомогательной ИВЛ, потом на неинвазивную ИВЛ. И постепенно, постепенно добились сначала спонтанного дыхания, потом был длительный процесс лечения и частичной реабилитации. Из-за продолжительного лежания была значительно утеряна мышечная масса. Пациент вставал, активизировался. Это был колоссальный труд, с его стороны, в том числе, со стороны родственников и всего персонала. Общими усилиями удалось добиться такого положительного результата.

Дмитрий ЕГОРОВ:

- Роль родственников очень важна. Когда медицинский персонал воспринимается, как те люди, которые борются за жизнь пациента. А не как люди, которые по комментариям некоторых «активистов» соцсетей, воспринимаются, как нечто враждебное пациенту. Когда родственники понимают, что это те ангелы-хранители, супер-герои, которые спасают жизни, они осеспечивают желаемый результат. Когда родственники предлагают помощь, поддерживают морально.

О медикаментах

Естественно, что в ковидовский протокол не входят все те десятки таблеток, которые ежедневно необходимы больному. К сожалению. Частично приходится докупать. Но если все эти усилия воспринимаются, как действия единой команды в борьбе за жизнь дорогого любимого человека, то все эти усилия утраиваются и обеспечивают победу.

Когда сам пациент, не смотря на свое тяжелое состояние, оставался рыцарем. Понимал, что ему плохо, что в какие-то моменты он может вообще не выжить, находится на адреналинах для поддержки давления, на жестких параметрах вентиляции легких, но не воспринимал действия персонала агрессивно, понимал, что это те люди, от которых зависит его жизнь.  Родственники так же – и это немаловажный момент.

Поэтому я хочу поздравить и пациента, и родственников, и свой коллектив с таким большим совместным успехом!

О ситуациях

Больной, к сожалению, собрал целый букет осложнений. Но коллектив вовремя диагностировал, вовремя реагировал. Ведь было очень много таких ургентных состояний, когда требовалась мгновенная реакция. Например, спонтанный пневмоторакс. Когда вроде бы нам казалось – больной уже встает, уже самое страшное позади, поврежденная коронавирусом легочная ткань спонтанно разрывается, и наступает другая критическая ситуация. Опять таки коллектив с честью справился. То оборудование, та ультразвуковая техника, которая была приобретена за последние годы, те знания по BLUE протоколу УЗИ легких во время пандемии COVID-19, которые были получены нашими молодыми анестезиологами, позволило не ждать кого-то откуда-то. Сразу же купировали это состояние. При спонтанном пневмотораксе очень быстро наступает критическая ситуация. Вовремя диагностировали, вовремя все сделали и купировали смертельно опасное состояние.

И в таких ситуациях решают не один Егоров, не один Дудин. Тут нужна команда. Многое зависит от медсестер. Какой бы ни был врач семи пядей во лбу – увидел, поставил датчик, но если медсестра не сработает профессионально вовремя, все усилия могут быть напрасными. Пока врачи делают свое дело, она уже собирает необходимый набор, чтобы он был у врача под руками. Это – командная работа. Где каждый на своем месте делает свое дело. И в условиях пандемии это особенно важно.

Медицина вообще – командная работа. В роддоме у нас был случай, когда одну роженицу опекали 96 медицинских работников – акушеры-гинекологи, команда анестезиологов, рентген, лаборатория, ЭКГ, функциональная диагностика. Ради благополучия одного пациента.